Новый Статус - блог Ивана Арцишевского

Этикет и мораль

деловые люди за столомЭтикет, правила приличия, манеры — все это, казалось бы, хорошо знакомо нам с детства. Нас приучают быть вежливыми и тактичными в общении, иметь аккуратный внешний вид, эстетично вести себя за столом, уверенно пользоваться столовыми приборами и т. д. Но, как писал в свое время Г. Гегель, «знакомое еще не есть познанное», и это в полной мере может быть отнесено к этикету.

Общественный интерес к этикетной культуре, желание овладеть хорошими манерами не только не угасает, но даже в последние годы увеличивается. Теоретическая мысль нечасто обращается к феномену этикета, причем социологи, этики, этнографы определяют феномен этикета по-разному. Одни делают акцент на том, что это необходимый компонент общения, другие изучают этнические особенности этикетных форм поведения, нередко растворяя этикет в ритуалах и обрядах. Третьи рассматривают его в системе моральных требований как группу самых простых, элементарных норм.

Разнообразие определений, даваемых этикету («культура общения», «культура поведения», «элементарные правила морали» и т. п.), приводит к тому, что: а) понимание этикета утрачивает четкость и определенность; б) сам он лишается статуса самостоятельного феномена и отождествляется с другими формами культуры — моралью, ритуалами, обрядами т. д. Подобное «растворение» этикета в других культурных феноменах, рассмотрение его как части, элемента или формы проявления других систем превратилось в устойчивый стереотип. Но справедливо ли такое «растворение» этикета? Попробуем разобраться на примере соотношения этикета и морали.

Известно, что среди всего многообразия социальных норм выделяют две большие группы:
нормы институциональные, которые создаются, проводятся в жизнь, контролируются, санкционируются и т. д. специальными инстанциями (учреждениями, организациями, службами). К ним относятся, например, нормы права (Государственная Дума, областная, городская думы, милиция, прокуратура и др.);
нормы неинституциональные, формирующиеся в самом процессе совместной жизнедеятельности людей и массового общения и закрепляющиеся в повседневной практике и обыденном сознании общества, их иногда называют «нормами-саморегуляторами».

К числу неинституциональных норм принято относить нормы морали и этикета. Причем нередко этикет фактически сводят к морали, рассматривая его как одну из подсистем моральных норм — так называемых «простых (элементарных) моральных норм и правил», но так ли это в действительности? Внимательное изучение этих феноменов показывает, что при всем единстве морали и этикета, они не находятся в состоянии тождества. Между ними всегда есть дистанция, есть различия. И доказательством тому служат несколько моментов.

Во-первых, сам этикет не есть система только моральных норм. Эмпирический опыт показывает, что можно соблюдать все правила этикета и все же оставаться человеком аморальным. «Негодяй с хорошими манерами», действительно, не такой уж редкий тип. В то же время, если человек добр, честен, совестлив, справедлив и т. д., то это еще не значит, что у него хорошие манеры и он умеет красиво и элегантно пользоваться многообразными столовыми приборами, например.

Кроме того, этикет может нести в себе различное ценностное содержание (эстетическое, моральное и др.). Так, в античности этикет представал как форма целесообразной, разумной деятельности («калокагатия»). В средние века — скорее, как традиционные, религиозно одобряемые формы поведения, в период позднего средневековья на первый план выходит эстетическая составляющая этикета. Не случайно поэтому и сегодня довольно часто этикет называют «эстетикой поведения». В Новое время этикетные требования несли в себе, в большей степени, заряд прагматической морали. Этикет Новейшего же времени характеризуется технологичностью, функциональностью, где в зависимости от конкретной ситуации на первый план выдвигается та или иная сторона этикета (прагматизм, эстетизм, гуманизм, традиционность и т. п.).

Таким образом, этикет нельзя считать только элементом моральной системы. В этом плане этикет представляет собой, скорее, некую форму (выразительную, значащую), которая каждый раз наполняется различным ценностным (моральным, эстетическим, идеологическим и т. д.) содержанием.

Во-вторых, правила этикета не всегда связаны с моральными нормами современного общества. В этикете существует целая группа норм, которые не имеют моральных смыслов сегодняшнего дня, а выполняются только потому, что «так всегда было принято» или «это всегда считалось неприличным» и т. п. Иначе говоря, нормы этикета могут выходить за рамки собственно моральной системы и опираться на традиции, обычаи, религиозные нормы и т. д. К примеру, согласно правилам этикета, мужчина, входя в помещение, должен снимать головной убор. Зададимся вопросом: почему и как это связано с современными моральными нормами добра, справедливости, ответственности, совести и т. п.? А имеют ли какой-то моральный смысл целый ряд норм столового этикета: почему нож надо держать в правой руке, а вилку — в левой? Почему хлеб из хлебницы следует брать рукой, а не вилкой? Почему льняную салфетку надо класть на колени, а не на грудь? С точки зрения моральных норм и ценностей это необъяснимо, поскольку истоки этих правил лежат вне морали и имеют иную ценностную природу (мифологическую, прагматическую и др.).

В-третьих, этикет может отрываться от морали и в случае крайней своей ритуализации, когда более важной становится сама форма, манера поведения, а не его моральные смыслы. Это свойственно сословному (феодальному) этикету с системой титулования и жесткой регламентацией поведения или строгому, детализированному дипломатическому этикету.

В-четвертых, на различие этикета и морали указывает тот факт, что этикет предполагает возможность заниматься исполнением этикетных норм и предписаний профессионально. В этикете существуют свои профессиональные авторитеты — церемониймейстеры, протокольные службы и т. п. Моральной же деятельностью, как известно, нельзя заниматься профессионально («нет такой профессии — «хороший парень»).

В-пятых, о различиях морали и этикета свидетельствует и различие в санкциях. Если в морали нарушение норм приводит к тому, что нарушитель оценивается как потерявший (в той или иной мере) «человеческое в человеке», т. е. оценке подвергается его право принадлежности к роду, к социуму в целом («выпал из гнезда»). Общественное мнение фиксирует это в выражении «ведет себя не по-людски, не по-человечески». Нарушение же норм этикета санкционируется общественным мнением как «несовпадение со «своими», со своей референтной группой («выпал из «тусовки», чужак). Это может выражаться в таких суждениях, как: ведет себя «не по-джентльменски», «не как положено себя вести дворянину» и т. п.
Таким образом, становится ясно, что этикет связан с моралью и в то же время выходит за ее границы, соприкасаясь с другими формами культуры.

 Этикет и мораль имеют много общих характеристик и функций: являются механизмами социальной регуляции, направленными на стабилизацию связей и отношений в обществе; выступают способами сохранения и передачи социально-культурного опыта, традиций народа от поколения к поколению; выполняют воспитательную и ценностно-ориентационную функции и т. д. При этом они обладают и собственной спецификой, самостоятельным назначением, не позволяющим их отождествлять или полностью подчинять этикет морали. Графически отношения между этими явлениями могут быть изображены в виде круговой схемы, фиксирующей «отношения перекрещивания» (пересечения). Все это дает основания говорить о том, что этикет — вполне самостоятельный социально-культурный феномен при всей его способности мимикрировать, объединяться с другими социально-культурными феноменами. 

Из статьи Л.С. Лихачевой «Этикет как культурная универсалия»

Сб. ст. по материалам конгресса. Т.6: Культурное наследие: От прошлого к будущему. — 2009

Метки:

Курсы этикета Ивана Арцишевского
Подробнее можно узнать здесь...

Напишите, пожалуйста, Ваш комментарий.