Новый Статус - блог Ивана Арцишевского

Этикет: хорошие и дурные манеры

Главное назначение этикета – сделать общение удобным и предсказуемым. В этом смысле он скорее напоминает правила дорожного движения, чем старинные кружева на манжетах. И мы будем говорить об этикете как системе рационального поведения, рационального – то есть удобного для всех: и для нас самих, и для окружающих.  А то, что удобно, легко запоминается, усваивается, применяется на практике и в результате становится привычным.

В частности, от наших манер зависит и круг наш его общения, и успех в обществе.

КлассичесХорошие и дурные манерыкий тому пример – Элиза Дулиттл из пьесы Бернарда Шоу «Пигмалион» или мюзикла «Моя прекрасная  леди». Девушка, говорящая на жаргоне лондонских трущоб и ведущая себя соответственно, была навсегда обречена оставаться на социальном дне. Даже для карьеры продавщицы в цветочном магазине требовались хорошие манеры и грамотная речь. Ради эксперимента Элизу научили правильно вести себя в обществе и правильно говорить. Эксперимент удался – на великосветском приеме нищую цветочницу приняли за принцессу.

Манеры служат внешней оболочкой человека. Они показывают его вкусы, его чувства, культурный уровень, а также то общество, в котором он привык вращаться. Хорошие манеры – это сдержанность и доброжелательность, внимание к людям, деликатность, опрятность.

А вот дурные манеры можно перечислять очень долго.

Итак, вот что делает обладатель плохих манер: он говорит громко, не стесняясь в выражениях, ведет себя грубо и развязно, громко хохочет, не обращает внимания на интересы других,  беззастенчиво навязывает другим людям свою волю и желания, не умеет сдерживать раздражение, сквернословит. А еще он в обществе приводит в порядок себя или одежду – поправляет  галстук, причесывается, чистит ногти, ковыряет в зубах, почесывается. Привычка щелкать суставами пальцев, теребить что-то – кольцо, замочек сумки или прядь волос – это  тоже дурные манеры. Нельзя  дотрагиваться до собеседника – ни похлопывать его по спине, ни класть ему руку на плечо или колено, ни брать за рукав или  за  пуговицу пиджака. Сморкаться надо тихо, отвернувшись в сторону,  но постоянно шмыгать носом  еще хуже, чем громко сморкаться.

Если человек находится наедине с собой, то может как угодно выражать неуважение к окружающим – в данном случае к самому себе. Например, плевать на пол, носить грязную одежду, есть руками селедку. Он ничего не нарушает, потому что ведет себя согласно  правилам, принятым в его личном обществе. Но как только рядом появляется другой человек – с ним приходится считаться, иначе проблемы неизбежны. То, что привычно одному, для другого может быть грубым и отвратительным. Невоспитанные люди очень любят называть свою невоспитанность «естественностью», но даже они согласятся, что должны быть определённые рамки. Кстати, именно то, что мы считаем нормальным и приемлемым, и определяет круг нашего общения.

Вообще есть такое Главное Правило Этикета: будьте доброжелательны, тактичны и уважайте достоинство другого человека.

Советская власть, отменяя в  20-х годах буржуазный этикет, боролась в основном с хорошими манерами. Дело в том, что умение держать себя в обществе не бывает врожденным, этому надо учиться, и желательно с детства. Победивший пролетарий иногда мог быть от природы скромным и тактичным, но обладать хорошими манерами он не мог.  Поэтому хорошие манеры объявили мещанством и буржуазным пережитком, а их отсутствие – нормой жизни и признаком классовой чистоты. И плоды этого перевернутого с ног на голову этикета мы пожинаем до сих пор.

Иван Арцишевский (Центр эффективных коммуникаций)

СанктПетербург, 2012 год

 


Курсы этикета Ивана Арцишевского
Подробнее можно узнать здесь...

Напишите, пожалуйста, Ваш комментарий.