Новый Статус - блог Ивана Арцишевского

Прогресс или упадок нравственности?

pervobyt-chelovekМногие считают, что, в отличие от технического прогресса, «прогресса нравственности» не существует. Более того, часто можно услышать, что в «добрые старые времена» люди были «чище и добрее». Ответ на вопрос о наличии или отсутствии прогресса нравственности зависит от определения понятия нравственность.

Если нравственность – это повседневное жесткое следование всем без исключения библейским заповедям либо нормам шариата, то, несомненно, ни о каком прогрессе говорить не приходится. Если же под нравственностью понимать сознательный отказ человека от насилия, терпимость к другим людям, гуманное отношение людей друг к другу, то прогресс все же имеет место.

Кроме того, в понятие прогресса нравственности входит расширение свободы человека (которая иногда противоречит традиционным моральным нормам — например, свобода совести противоречит как ряду христианских библейских заповедей, так и установкам других религий).

Как показывают исследования, в течение человеческой истории уровень насилия (процент людей, умерших насильственной смертью) сокращался. Вообще это специфическая особенность человека: при росте плотности населения снижается уровень насилия. В животном мире наоборот: чем больше  плотность популяции на данной территории, тем выше конкуренция, агрессия и смертность. В человеческом обществе именно прогресс нравственности позволяет достичь противоположных результатов, несмотря на стремительный рост убойной силы оружия.

Насилие в первобытном обществе

Наибольший уровень насилия был в первобытном обществе. Согласно исследованиям современных этнографов,  в обществах с племенным укладом большинство людей умирают не своей смертью, а в результате преднамеренных убийств. Исследователь австралийских аборигенов Д.Блэйни (Geoffrey Blainey) оценивал уровень насильственной смертности среди них в 2% от общей численности в год (это примерно соответствует смертности в СССР в период Великой отечественной войны).

Полный курс современного этикета Ивана Арцишевского

Полный курс современного этикета

Как отмечают ученые, война является неотъемлемой частью первобытного общества, а не результатом невозможности договориться. В примитивных обществах повсеместно распространен инфантицид (убийство нежеланных младенцев), причем это воспринимается как норма, а не как отклонение от нее. В большинстве первобытных племен практикуется людоедство. Нашему современнику, не изучавшему специально этнографию и историю бытовых отношений, трудно представить себе, что эпизодические ныне случаи детоубийства, людоедства и прочих проявлений животной жестокости нормальны для некоторых культурно-исторических эпох.

Однако все это вовсе не свидетельствует о примитивности общественной жизни первобытных людей. Просто первобытный уровень общественных отношений не требует гуманистической нравственности. Для выживания стаи (в окружении таких же стай) гуманизм не нужен, он необходим для успешного функционирования более крупных обществ.

В раннеисторическую эпоху уровень насилия внутри общества снизился. Образовались государства, «большие общества». Незнакомец перестал восприниматься как враг. В то же время, сохранялся высокий уровень насилия во время военных действий (а войны шли практически непрерывно) и внутренних конфликтов. Количество убитых врагов было мерилом успеха. Геноцид был распространенным явлением (например, после падения Ассирии ассирийский народ был почти полностью уничтожен всего за несколько лет). При взятии города нередко все его население предавалось смерти или обращалось в рабство.

Нравственность в историческую эпоху. Осевое время.

Примерно в середине первого тысячелетия до нашей эры на огромном пространстве от Европы до Китая появились новые этические доктрины. Эту эпоху называют Осевым временем. Тогда были созданы крупнейшие религиозные и философские учения, на которых сегодня стоит многомиллионный мир буддизма и индуизма; была заложена античная традиция, являющаяся фундаментом современной философии; появился иранский дуализм, который оказал огромное воздействие на всю средневековую мысль, в частности через манихейство; возникли классические китайские доктрины — конфуцианство, даосизм и другие. Тогда же проповедовали библейские ветхозаветные пророки.

В результате появились общие представления о добре и зле, о ценности личности,  о совести – в противовес безраздельно доминировавшей прежде богобоязни.

Дальнейшее развитие нравственности связано с возникновением и распространением христианства и ислама. Если философские доктрины Осевого времени изначально обращались к разуму, а не к эмоциям, то великие религии дали сильную эмоциональную окраску моральным установкам. По мнению ряда исследователей, это привело к росту фанатизма, но зато способствовало распространению новых моральных ценностей в необразованных широких слоях общества. Результаты оказались неоднозначными: уровень насилия в обществе снизился, но возросла интенсивность конфликтов на религиозной основе.

История знает множество случаев фанатизма и неограниченной жестокости к иноверцам в раннем Средневековье. Но великим нравственным завоеванием христианства и ислама стало религиозное обоснование идеи равенства всех людей. Равенства не в гражданском понимании, но равенства перед Богом. Это позволило в будущем придти и к идее равенства прав и недопустимости рабства и иных форм зависимости (впрочем, аналогичные идеи высказывались и в Древнем Риме, но не получили широкого распространения).

В современном обществе с его всеобщим образованием мораль, апеллирующая к разуму, снова получает все большее распространение. Такая мораль более эффективна: как показывает статистика, в большинстве стран наиболее образованные слои общества в среднем менее религиозны, но, несмотря на это, меньше склонны к совершению преступлений и других насильственных действий. (Однако снижение религиозности в малообразованных слоях общества дает противоположные результаты — преступлений становится больше).

Нравственность в последние столетия

В последние столетия уровень насилия постепенно снижается, и лишь рост убойной силы оружия и улучшение технологии уничтожения не позволил сделать это снижение обвально быстрым.

То, что еще несколько поколений назад считалось нормальным и допустимым, сегодня воспринимается крайне негативно. К примеру, пытки вплоть до XIX века были официально признанным методом допроса в большинстве стран, но сейчас это совершенно морально неприемлемо. Публичные казни ныне воспринимаются как варварство, хотя еще в начале XIX века они были распространены по всей Европе. Вплоть до XX века большие и малые геноциды случались регулярно, но только в XX веке мир начал ужасаться по этому поводу.

Само понятие гуманизма и идея гуманного отношения к человеку зародились лишь в эпоху Просвещения, а общепризнанными эти понятия стали только в XIX веке (и только в странах европейской культуры).

Мы воспринимаем XX век, как время чудовищных мировых войн и кровожадных тоталитарных режимов. Но в действительности в XX веке погибло не больше людей, чем в XIX или XVIII, и меньше, чем в предшествующие столетия. По приблизительным подсчетам, во всех международных и гражданских войнах ХХ века погибло от 100 до 120 млн. человек. Эти чудовищные числа, включающие и косвенные жертвы войн, составляют около 1% живших на планете людей (не менее 10,5 млрд. в трех поколениях). Примерно такое же соотношение имело место в XIX веке (около 35 млн. жертв на 3 млрд. населения) и, по-видимому, в XVIII веке, но в XVI — XVII веках процент жертв был выше.

Трудности исследования связаны с противоречивостью данных и с отсутствием согласованных методик расчета. Но и самые осторожные оценки обнаруживают парадоксальное обстоятельство: с прогрессирующим ростом убойной силы оружия и плотности проживания людей процент военных жертв от общей численности населения на протяжении тысячелетий не возрастал. Судя по всему, он даже медленно и неустойчиво сокращался, колеблясь между 4% и 1% за столетие.

В 1919 году была образована первая в истории международная организация, принципиально не направленная против третьих сил (Лига Наций), и в ее документах отчетливо зафиксировано, что война — это не нормальная деятельность государства, не продолжение политики, а катастрофа. Хотя Лига Наций не смогла воспрепятствовать началу новой мировой войны, мысль о необходимости ликвидировать войну как форму политического бытия впервые стала достоянием массового сознания.

Значительно снизился уровень семейного насилия. Человечество забыло хорошо известное обстоятельство: телесные наказания дома, а затем и в школе служили основным воспитательным средством на протяжении столетий. Только в середине ХХ века сформировался «помогающий» стиль обучения и воспитания детей, вместо всевозможных телесных наказаний и запугивания. Таким образом, в массе своей семейные отношения сделались значительно мягче и «цивилизованнее», но наших современников, в том числе совсем юных, шокирует и психологически травмирует многое из того, что прежними поколениями воспринималось как должное…

Впервые в истории правители осознанно отказались от применения многих видов оружия, причем наиболее мощного и эффективного с военной точки зрения. Например, руководители гитлеровской Германии не решились применить химическое оружие даже перед лицом собственной гибели; ядерное, химическое, бактериологическое оружие почти не применяется в течение десятилетий.

Как пишет Александр Никонов в книге «Апгрейд обезьяны», «[Еще] в середине XX века во время войны бомбежками стирали целые города с мирными жителями. Это считалось нормальным: война! Американцы в семидесятые годы [во Вьетнаме] спокойно применяли ковровые бомбардировки…, тысячами убивая мирных граждан. Сейчас подобное представить себе невозможно. Даже после такой обиды, которая была нанесена Америке 11 сентября… В современной войне на головы мирных граждан сыплются уже не бомбы, а гуманитарные грузы (чтобы враг не оголодал), практикуются точечные удары исключительно по военным объектам. Никто не ставит себе цели намеренно убивать гражданских. А если такое и происходит случайно, стороны выражают сожаление. Прошло всего тридцать лет…»

Мировое сообщество начало вмешиваться в тех случаях, которые раньше считались «внутренним делом» государств. Например, Сербии не дали выселить албанцев из Косово. Судан заставили прекратить уничтожение немусульманского населения юга страны. Индонезию принудили прекратить геноцид жителей Восточного Тимора. Американцы вынуждены были пойти на потерю базы в Узбекистане, подвергнув Ислама Каримова критике за расстрел митинга, организованного исламистами.

Понятно, что новый механизм работает далеко не всегда (например, не было предотвращено преследование сербов в том же Косово, провалилась операция в Сомали, не был вовремя остановлен геноцид в Руанде), но тенденция налицо. Согласно докладу о безопасности человечества «Война и мир в XXI столетии», опубликованном в 2005г. под эгидой ООН, уровень «военной смертности» во всевозможных конфликтах с 1950-х годов неуклонно снижается (если считать как долю от численности населения).

Все эти примеры свидетельствуют о нарастающей гуманизации, особенно за последние 40 лет. Как пишет А. Назаретян, XX век «был первый в истории век осуществленного гуманизма». Именно поэтому преступления фашистов и сталинского режима воспринимаются нами с таким ужасом; аналогичные преступления в предыдущие эпохи оценивались современниками по другим критериям и поэтому не столь запомнились.

По материалам книги А. Назаретяна «Цивилизационные кризисы в контексте универсальной истории»

Метки: ,

Курсы этикета Ивана Арцишевского
Подробнее можно узнать здесь...

Напишите, пожалуйста, Ваш комментарий.