Новый Статус - блог Ивана Арцишевского

Возвращая традиции прошлого

EtiquetaНесколько слов о приветствии. Согласно этикету представить собеседника следует следующим образом: назвать его имя, а также охарактеризовать его, облегчив таким образом беседу только что познакомленных людей. Младшего рекомендуют старшему, подчиненного – начальнику, а мужчину – женщине. Далее следует легкий поклон, рукопожатие и обмен визитными карточками.   

Перейдем к практике. Позвольте представить, Иван Арцишевский. Представитель старинного дворянского рода, потомок эмигрантов так называемой «первой волны». Возглавлял Управление государственного протокола Администрации Санкт-Петербурга, с 2007 года состоял в должности советника Председателя Совета Федерации РФ. С 1998 года представитель «Объединения членов рода Романовых» в России.  Член «Союза Русских дворян» (Париж, Франция). В 2001 году организовал Центр этикета «Европейский формат», преобразованный  в дальнейшем в «Центр эффективных коммуникаций Ивана Арцишевского».

 — Проработав семь лет на посту начальника Управления государственного протокола Санкт-Петербурга, Вам посчастливилось общаться с целой плеядой политических деятелей. Кто Вам запомнился, кому Вы симпатизировали?

— Есть одна проблема у протоколистов, иногда делегаций в неделю бывает по две-три, поэтому мы с трудом вспоминаем о предыдущей. В любом случае, первое лицо страны несет отражение государства, которое представляет. Вспоминаю Жака Ширака – это очень интеллигентный человек, блестящий оратор. Запомнился Джордж Буш, который войдя в Казанский собор, первое что произнес: «Вау!».

На меня произвел потрясающее впечатление генерал Аугусто Пиночета, который должен был уделить мне только 15 минут времени, но проговорили мы с ним полтора часа. Говорили о судьбах страны, о России. Это удивительный человек, патриот. Он мне подарил двухтомник своих воспоминаний, первый том которого заканчивается его размышлениями. Войдя в кабинет Корвалана, уже убитого на тот момент, он пишет — я понял, что настал момент либо мы сейчас спасем Чили, либо не спасем. А потом остановился и подумал: «Имею ли я на это право?». И ответил себе: «Я должен». Конечно, здесь есть пафос. Но этот пафос искренний. Эти люди думают не столько о том, сколько взять из закромов Родины, а как ее развить и спасти. В нашей стране на сегодняшний день я таких людей не видел.

I.Arcishevskiy_V.Matvienko_K.Vulf  — Сильные мира сего – кто они?

— Обыкновенные люди. Обратите внимание, среди сотрудников протокола нет таких людей, которые пишут книги с воспоминаниями. Существует профессиональная этика. Конечно, находясь рядом с первыми лицами, мы много чего видим: и пятна на брюках, и обрызганные рубашки, различные оплошности. Все — люди. Но задача протокола, чтобы проводимое нами мероприятие, действительно смотрелось именно как государственное событие, чтобы окружающие, да и мы сами понимали, что государство — сильное, мощное. Это своего рода идеологическая работа.

 — Иван Сергеевич, расскажите что же такое протокольная служба?

— Это особая служба, существующая во всем мире, которая занимается организацией визитов на высшем государственном уровне. По сути, протокол – вид менеджмента высоко уровня. Работа начинается с момента принятия решения о приезде делегации с поездкой в ту или иную страну. Ведутся переговоры, решаются вопросы размещения, питания, транспорта, определяются точные схемы приезда, выхода, расписания, все согласуется со службой охраны. Мы связываем воедино огромное количество служб, дабы они работали как единый организм. Протокол – это всегда коллектив людей, который дорабатывает программу приезда до полного совершенства.

 — Наверное, не каждый способен быть протоколистом и работать среди первых лиц государства…

I.Arcishevskiy_V.Yakovlev_J.Shirak— Самое главное здесь — не теряться в присутствии первых лиц. Люди делятся на две категории: те, которые столбенеют, и те, кто нет. Конечно, мы выбираем тех кто спокойно относится к присутствию царей и королей. В целом, человек должен иметь высокую степень организованности, уметь структурировать и правильно сформировать свою работу. К сожалению, у нас азам протокола нигде не учат, поэтому все достигается опытным путем. К 300-летию Санкт-Петербурга, когда наш президент проводил в городе статусные международные мероприятия, была собрана сильная команда, которая совместно с протоколом президента и протоколом правительства занималась их организацией.

 — Созданный Вами Центр этикета «Европейский формат», а затем и «Центр эффективных коммуникаций» явился своеобразным продолжением работы в протокольной службе?

— Действительно, идея его организации возникла, когда я еще был начальником Управления государственного протокола Администрации Санкт-Петербурга. На многих приемах был свидетелем того, как наши представители не умели ни одеваться, ни вести себя. Это был 2002 год. Первые попытки были наивны, хотя бы вспомнить какие лекции мы тогда читали. Сейчас у нас собран в достаточном количестве материал, разработана методика. Полный курс включает в себя 14 модулей: от столового этикета до кросс-культурных коммуникаций. Хотя чем дальше, тем больше хочется изменить, сделать еще лучше. Мы понимаем, что если не будем развиваться, то остановимся на месте. Сегодня, к счастью, вопрос этикета и поведения стал интересовать людей. Наша задача, которую мы определили с первого дня, — сделать модным культуру поведения и, следовательно, этикет. Хорошо иметь модные часы, дорогую машину, квартиру, но ведь еще и круто — уметь правильно себя вести в обществе.

 — Кто является слушателями семинаров по современному этикету и международному протоколу?

— Изначально приходили те, которые просто интересовались этикетом. Было много людей после сорока и даже пятидесяти лет. Конечно, к нам обращаются топ-менеджеры, представители крупных корпораций, однако сегодня аудитория помолодела и это радует. Летом мы провели большой недельный семинар в Красноярске, организованный на базе Сибирского университета. В течение недели мы читали семинары — было огромное количество студентов, люди стояли в проходах – в завершении которых состоялся «интеллектуальный бал». Конечно, всегда есть сопротивляющиеся, несогласные. Но мы учим не как хотим или как нам кажется надо себя вести, а мы учим тому как себя ведут в цивилизованном обществе, как должно быть. Сейчас возник спрос, поэтому будем развиваться, увеличивать количество преподавателей, проводить больше лекций.

— Какой он — этикет?

— Современный этикет несет в себе тенденцию отсутствия сословности, что соответствует общемировому социальному развитию. Существует профессионализм, но с другой стороны есть культура общения. Так, можно быть прекрасным специалистом, но в общении с людьми допускать непростительные ошибки. Необходима культура общения — как поздороваться, как обратиться, как представить, как встать, сесть и так далее. 

 — Санкт-Петербург — культурная столица?

— Сегодня – нет. Петербург потерял свою культурность вместе со всей страной. Были трудные экономические времена, когда стало не до этого, а когда появилась возможность возродить традиции прошлого, не вернулась потребность. В 1917 году этикет отменили простые шариковы. Любая революция, любые изменения приносят с собой пену, поднимающую огромное количество шариковых, которые вопрошают — а нужно ли нам это? Сегодня мы понимаем, что интеллигенция – она разная и это некий фильтр и создатель идеологии. Как только мы начинаем ей пренебрегать, ситуация осложняется. Ни одна страна не обошлась без литературы, книг, обучения. Должен быть и Пелевин, и Акунин, и Лимонов.

Nevskiy_prospekt— Каковы самые распространенные этикетные ошибки, совершаемые в обществе?

— Безусловно, мы потеряли культуру общения со старшими. Теряем культуру уважения к женщине. К сожалению, не умеем правильно здороваться, обращаться к человеку со слов: «Извините, простите», а не:  «мужчина…», «женщина…» или вообще просто «Эй, вы…». Не умеем правильно друг друга представлять, правильно одеваться. Существует такое понятие, как статус места и его надо четко понимать. Нельзя идти в библиотеку в бикини, а в шортах появляться на Красной или Дворцовой площади. На даче – пожалуйста. Одежда всегда отождествлялась с положением человека в обществе. Если человек политик, бизнесмен, финансист, он будет одеваться так как приняло в этой среде. И если он хочет попасть в эту сферу, ему надо соблюдать эти правила.

— Нередко можно услышать слова этаких бунтарей, восстающих против правил поведения в обществе. Мол, кто придумал этот этикет, зачем надо соблюдать его. Каковы Ваши возражения?

— Бунтари были везде и всегда, и без них скучно! Не так давно встречался с американской профессурой, и все они ратуют за соблюдение норм этикета, но ведь многие из них были хиппи, которые в свое время все это отрицали. Видите ли, рано или поздно человек понимает — для того чтобы общество развивалось, нужна культура поведения. А это не есть правила запрета, а  всего лишь договоренности как людям  общаться друг с  другом. От этого никуда не деться.

— Какие шаги необходимо предпринять сегодня, чтобы достойно воспитать молодежь?

— Этикет – это форма, а начинать надо с содержания. Чтобы существовала наша страна и народ, надо вернуть многие утерянные понятия. Одно из того, что мы потеряли – это не вопрос этикета, а вопрос этики – воровать нельзя,  не потому что накажут, а потому что просто нельзя! И когда общество примет это как норму, вернуться еще и многие другие этические нормы и ценности. И об этом надо сегодня говорить. Общаясь с современными  студентами, я вижу, что большинству образованной молодежи идеи понятны.

Конечно, бывает разная молодежь. Есть те, кто называют себя бунтарями, но никто еще не смог отмести ценности человечества. Ценности, описанные европейскими просветителями XIX века, – ценность жизни, свободы, честности – вечны. К сожалению, сегодня сделано все, чтобы люди об этом не задумывались, потому что так легче людьми управлять. Недавно мы провели эксперимент и задали в Яндексе поиск на слова «структура государства». К дикому ужасу обнаружили, что по мнению людей президенту подчиняется и администрация президента, и законодательная власть, и судебная. Конечно, возможно какая-нибудь девушка скажет зачем мне это знать, я хочу создать семью, иметь детей, а не разбираться в устройстве государства…. Но без этих знаний, человеком легко манипулировать, и получаются тогда не люди, а что-то вроде рабов. Рабы системы, так скажем. Чем больше человек знает, тем больше он значит как личность. Надо стремиться к знаниям, пониманию устройства мира. Беспокоит тенденция, которую формирует современное СМИ — некий социальный инфантилизм. Это очень опасно, так как порождает бездумное бросание словами «демократия», «плюрализм». Но ведь демократия – это не вседозволенность…

— Иван Сергеевич, Вы неравнодушный человек?

— Заставляю себя быть неравнодушным. Я бы хотел быть равнодушным. Потому что от этого устаешь. Я неравнодушен к несправедливости, нечестности, терпеть не могу вранье, обман и двуличие. Как человек русский, скажу — неравнодушен к судьбе страны. Прекрасно понимаю, что сегодня Россия находится на неком переходном этапе, и очень хотелось бы, чтобы мы прошли этот рубеж удачно. Чтобы страна, которая удивительно богата, прекрасна, в которой живет талантливый народ  и самые симпатичные девушки в мире, жила счастливо и могла достичь успеха. Печально, что эта великая держава – некогда от Варшавы до Владивостока, как шагреневая кожа съеживается. Хочется верить, что те идеи, которые присущи русской цивилизации – понятие меры, справедливости, смогут спасти Россию и помочь всей цивилизации развивать по пути гармонии и гуманизма.

— Являясь председателем попечительского совета фонда Ксении петербургской, Вы оказываете помощь в восстановлении храма. Почему Вы взялись за это непростое дело?

—  Верить в современном мире во что-то нужно, если ни в Бога, ни в черта, то в человека, который рядом с тобой. Человек существо коллективное, он не может жить один. Меня назвали в честь прадедушки, который был священником. В Бразилии, в Сан-Пауло я жил в пяти кварталах от православной церкви, и бабушка моя, человек очень верующий, сама ходила на службы и водила меня. Лет в семь-восемь я начал прислуживать в храме и так до 14 лет. Поэтому православие — важная часть моей жизни.

Смоленское кладбище для меня близкое и родное – там похоронена моя старшая дочь. Так случилось, что мы с женой стали курировать восстановление храма Воскресения Христова. Это уникальный по своей красоте храм, единственный сохранившийся пример нарышкинского барокко. В нем, кстати, отпевали Блока.  Сегодня уже начались внутренние работы. Храм-то красивый, хороший.

Сегодняшнему состоянию церковной жизни – дивлюсь. Мне кажется, что и церковь, как институт, и различные конфессии, часто используются в угоду каким-то личностям для решения своих политических, а часто и личных целей. Думаю, православная церковь как здоровый организм со временем избавится от всего ненужного. Моя вера во что-то Высшее должна быть вне зависимости оттого, что говорят мне люди. Я верю апостолам, я верю в учение. Хотелось, чтобы в церкви проявлялась сила Духа, а не слабость тела.

Rembrand— Как Вы считаете, прошлое способно оказать влияние на будущее?

— Безусловно. Я очень люблю картину «Возвращение блудного сына» Рембрандта. Гениальность художника в том, что он смог передать чувства сына, пришедшего с покаянием. Он не вернулся со словами, ты меня отец, прости, конечно, но ты ведь тоже виноват, раз я от тебя ушел… Надо научиться безусловно признавать свои ошибки… Проговорить, что это преступный режим, убивший миллионы людей. Да, к власти пришли большевики, которые многое хотели сделать, но многое сделали ошибочно. Необходим большой Нюрнбергский процесс, как Гитлер и его дела были осуждены, так и мы должны четко и ясно заявить о черных страницах прошлого нашей страны. Уничтожение культуры, основ русской цивилизации, разрушение церквей – это преступление. Когда мы это сделаем, станет легче жить. Мы как блудные сыны должны вернуться и сказать: «Мы виноваты».

— Сейчас много говориться о захоронении Владимира Ульянова-Ленина. Вы поддерживаете идею его погребения?

— Его необходимо захоронить на Волковском кладбище с матерью, с минимальными почестями, но как государственного деятеля. Просто «тихо» похоронить его было бы, наверное, не честно и не правильно, так же как и держать его еще 100 лет в Мавзолее. Ленин руководил революцией, а затем и государством, но он, мне кажется, являет собой пример типичного террориста. Террористы подрывали империю, начиная с Александра II, и Ленин умело продолжил эту линию.

— Иван Сергеевич, повлияло ли на Вашу судьбу прошлое рода, знаменитые предки?

— Человек славен не столько своими предками. Конечно, ими стоит гордиться и, наверное, подражать им, но не стоит ими прикрываться. Надо стремиться что-то сделать самому. Мои предки интересные люди, читаешь о них и в себе самом ощущаешь их темперамент, характер. И понимаешь меру своей ответственности перед ними…

 

 Опубликовано в журнале «Living life» №30 (сентябрь) 2012 г.


Курсы этикета Ивана Арцишевского
Подробнее можно узнать здесь...

Напишите, пожалуйста, Ваш комментарий.